Фонд Социальных Инвестиций

Социальные финансы как новый инструмент решения социальных задач

SIB – social impact bonds

Социальная экономика и социальные инвестиции – относительно новый финансовый механизм не только для России, но и для всего мира в целом. Даже в таких странах как США и Великобритания, где зародилось понятие социальных финансов, когда деньги существуют не только ради денег, но и ради позитивных изменений в сообществе, этому явлению нет и десяти лет.

Так, облигации социального воздействия (SIB – social impact bonds) впервые появились в 2010 году в Великобритании для привлечения финансирования на программу по реабилитации осужденных. Необходимо отметить, что SIB являются высокорискованным вложением для инвесторов, поскольку выплаты осуществляются государством (в случае с Великобританией выплаты производились через Министерство юстиции) только при достижении определенных показателей в виде положительных изменений в обществе. В 2010 году 17 частных инвесторов вложились в проект, собрав сумму в 5 миллионов фунтов стерлингов. Проект завершился ранее, чем планировалось, т.к. был переведен на государственный уровень и в данном случае инвесторы получили свои «ранние выплаты», не смотря на то, что первоначально запланированные показатели по снижению рецидивов у осужденных на 10% не были достигнуты. Тем не менее, пилотный проект был очень показателен в плане государственно-частного партнерства в решении социально значимых проблем.

После принятия 17 глобальных целей устойчивого развития ООН в 2015 году все больше стран стремятся развивать и поддерживать практику возврата инвестиций и выплаты дивидендов только при условии достижения устойчивых результатов для тех или иных благополучателей, но при этом не все хотят полагаться на правительства своих стран при определении результатов, на основании которых осуществятся выплаты.

Примером может служить Канада, когда было принято решение не привлекать государственные деньги, поскольку интересы, которыми руководствовалось на тот момент государство, не совпадало с интересами коренного населения. Проблемы коренного населения, проживающего в резервациях – отсутствие инфраструктуры, бедность, недостаточный уровень образования — до настоящего момента остаются насущными для Канады. Рассмотрим этот пример более детально.

Канада является одной из стран, наиболее обеспокоенных изменениями климата, вызванного глобальным потеплением, в связи с чем администрация Канады приняла решение о переходе на низкоуглеродную экономику. Как показывают результаты проведенного среди канадцев опроса, 22% граждан выступают за повышение налогов на добычу углеводородов и сокращение добычи, 32% выступают за повышение добычи и отмену налогов, 46% поддерживают политику администрации по увеличению экспорта канадских углеводородов и по вложению получаемой прибыли в инновационные «зеленые» технологии, такие как возобновляемые источники энергии. Но глобальное потепление приводит не только к экологической катастрофе, но и к экономической, поскольку коренное население, привыкшее к определенному роду земледелия и скотоводства, вынуждено менять свои устои, что ведет к экономическим потерям.

За решение проблемы с использованием механизма социальных финансов взялись инвесторы из Raven Indigenous Capital Partners, которые поддерживают социальное предпринимательство среди коренных народов Канады. Вторым ключевым игроком этого проекта стал социальный бизнес AKI, занимавшийся установкой тепловых насосов в жилых домах, находящихся на территории резерваций. 85% жилых домов относились к субсидированному жилью. Благодаря усилиям AKI местные жители получают в свое пользование системы по выработке возобновляемой энергии, а количество потребляемой энергии сократилось по крайней мере на 50%. Экономический и социальный эффекты от установки насосов в более чем 500 домах в 5 резервациях провинции Манитоба трудно переоценить: снизилась нагрузка по счетам за коммунальные услуги, появились новые рабочие места, стали применяться «зеленые» технологии, тем самым минимизировав вред окружающей среде. Важно отметить, что в состав Совета директоров AKI входят представители коренного населения, тем самым соблюдаются их интересы.

К сожалению, из-за изменений в федеральном законодательстве государство перестало компенсировать капитальные затраты по установке таких насосов, не смотря на явные экономическую, социальную и экологическую выгоды. Никакие обращения к правительству не привели к изменениям. И тогда местные НКО, социальные инвесторы и социальные бизнесы обратились к «Инновационным лабораториям» в поисках решения по преодолению возникших барьеров. На разработку решения ушло 13 месяцев, самым очевидным выходом стало использование инновационных финансовых инструментов, а именно социальных финансов. Изначально планировалось привлечь в качестве финансового гаранта правительство Канады, но после полугода переговоров правительство сказало, что данный проект лежит вне сферы их интересов. И тогда встал главный вопрос – чьи интересы определяют социальный эффект проект? Ответ поступил от самих представителей коренного населения: они видели все положительные изменения в своем сообществе и хотели продолжить установку тепловых насосов в субсидированном жилье. Оставалось только найти тех, кто согласится вложить свои деньги, выкупив результат проекта: сохранение окружающей среды, создание новых рабочих мест, сохранение цен на жилье, возможность получения среднего образования и т.д. Таким покупателем результатов выступил Community Foundation of Canada – это и отличает контракт от SIB, когда обычно в этой роли выступает государство. Именно применение инструмента социальных финансов позволяет избежать государственного регулирования и позволяет в первую очередь исходить из интересов коренных народностей. Контракт заключается на 2 года и прибыль составляет 4%. Решение о таком проценте ниже рыночного принято осознанно, поскольку подобная инициатива является пилотной и никто не хочет «перегревать» рынок.

Перед игроками стоит задача по привлечению 4,3 миллиона канадских долларов для установки тепловых насосов в 125 домах на территории резервации. Почему этот проект относится к разряду не чисто коммерческих, а именно социальных? Прежде всего потому, что при расчете social impact (социального эффекта) представители Фонда руководствовались интересами местного сообщества, проведя опрос среди представителей коренного населения провинции Манитоба.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мы ждем комментариев от живых людей * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.